Хозяйства и общества

Просто хороший человек

Судьба свела нас при достаточно курьезных событиях. Уже не могу припомнить охотхозяйство, граничащее с Дарвинским заповедником, что на юге Вологодчины, именовалось Весьегонским или уже обрело нынешнее название — Уломское. Но та встреча помогла обрести хорошего, надежного друга и замечательного человека. Мой рассказ — о Василии Васильевиче Нестеренко.

Фото из архива автора

Фото из архива автора

Одним словом, рыбачил я на спиннинг в урочище Вауч и временами забирался немного на заповедную территорию за границу хозяйства, уж больно заманчиво там щука малька била.

Знакомство

Вижу, подходит к берегу, где припаркована моя «Нива», моторная лодка. Рулевой ждет, когда я на своей надувной «посудине» причалю.

Заповедник, рыбалка только по разрешению, нарушаете, товарищ! Прикинулся «чайником», мол, думал, что граница дальше за островком. Разговорились.

Слово за слово, в итоге пригласил меня новый знакомый в заповедник да еще пытался презентовать добытую им кряковую утку. Естественно, поблагодарив, подарок я отклонил, как-то не совсем по-охотничьи чужую добычу брать.

Объяснив, какой дорогой до центральной усадьбы заповедника добраться, на мой вопрос: «Как вас там найти», ответил: «Спросите директора Нестеренко Василия Васильевича».

Выписал мне «начальник» разрешение на рыбалку и охоту в охранной зоне заповедника. Для любителей-законников разъясню, что раньше и теперь любительская охота в буферной — охранной зоне положением о заповедниках разрешается.

Было это в начале 80-х годов, и дружба наша прервалась спустя почти сорок лет.

Директор заповедника

Трагический случай! Краткий некролог, опубликованный в «Российской Охотничьей газете», всего лишь казенные слова: «Трагически ушел из жизни Василий Васильевич Нестеренко.

На страницах «РОГ» многие читатели высоко оценили его публикации, посвященные юбилею Дарвинского государственного заповедника. 

Василий Васильевич долгие годы возглавлял Дарвинский заповедник, работал межрайонным охотоведом Вологодской области, но, главное, был заядлым охотником. Выйдя на заслуженный отдых, вел активную общественную работу, неоднократно избирался в местные законодательные органы.

Все, кто был знаком с В.В. Нестеренко, высоко ценили его принципиальность, доброе отношение к людям, беззаветную преданность охотничьему делу и охране природы. Простились с Василием Васильевичем 23 февраля, в «День защитника Отечества», что более чем символично. Ушел просто хороший человек».

На самом деле Василий, его жизнь — пример человека пусть прошедшей эпохи, время которой мы с каждым днем теряем, но теряем с болью, с нестерпимым желанием вернуть те времена, когда слово «товарищ» звучало просто и естественно, которое нынешней «элитой» используется как уничижительная форма обращения и не резало слух сегодняшним новоявленным обращением «господин», подразумевая, что есть «холопы».

 

Фото из архива автора

Много вместе охотились, сидели за столом, обсуждали и намечали совместные дела, вынашивали планы будущих охот. Вот об одной такой охоте, для меня первой на медведя, а потому запоминающейся, рискну поведать.

Опасная охота

Никто раньше специально под охоту овсов не сеял, хватало полей колхозных. Кабанам и медведю было раздолье, пока злаки не попадали под ножи комбайна. Зверь ходил на поля смело, да и было его в достатке.

Особых проблем лицензию на медведя получить не составляло, конечно, с некоторой оговоркой, кто в «нужных кругах охотничьих» вращался. Да и медведь в те годы, недавно перешедший из вредных хищников в разряд лицензионных, такой востребованности, как в наши дни, не представлял.

Охота на овсах стояла не так высоко, на порядок ниже, чем на берлоге.

Сложнее было договориться, где разрешение на отстрел косолапого «отоварить». Но так или иначе все вопросы были урегулированы.

Василий заехал за мной ближе к вечеру, до места охоты у деревни Пленишник было порядка десяти километров, но поторопиться стоило, по словам местного егеря Анатолия Боярского, медведь выходит на поле рано, добавив, что хоть зверь не очень крупный, но ведет себя агрессивно, гоняет с поля кабанов и делал броски в сторону егеря.

Вот с такими напутствиями мы и отправились на охоту. Несколько слов о «вооружении». У меня МЦ21 с покупными пулевыми патронами, правда, не проверенными в деле. Василий, кроме самодельного ножа, имел весьма интересное ружье. Старый курковый тройник.

Что в нем было особенного, так это снятые нарезы с нижнего пулевого ствола 8х57 мм и неумело раскуроченный разверткой патронник под отечественный патрон 7,62х53, в котором пуле придавался дополнительный объем ударом молотка.

Не судите строго за такие откровения, этого ружья давно не существует, да и предшественники Росгвардии тогда так не лютовали.

Особенно с обстановкой разбираться было некогда. Я устроился у края поля на земле за кустами, а Василий на другой стороне поля забрался на разлапистую сосну.

Сижу очень тихо, белка буквально проскакала по сапогам, меня не увидев, и я не заметил, как медведь оказался посередине поля. Еще светло. Привстав, наблюдаю за зверем с надеждой, что подойдет на выстрел.

Василий с сосны жестом просит присесть, а сам слез с импровизированного лабаза и пополз по полю к медведю (как потом скажет, боялся, что стемнеет, но, я думаю, взыграл охотничий азарт). Подполз Василий на выстрел. Треск выстрела из прошустованного «нарезного» ствола, и медведь бросается в сторону охотника. Медлить нельзя. Вскакиваю и бегу по полю к месту стрела.

 

Фото из архива автора

Все стихло. Зверя не видно, кругом только высокий овес. Медленно, с ружьями наготове идем, подминая колосья к месту, где предположительно должен быть медведь. В овсе замечаем темную тушу зверя.

Палки нет, зайдя со спины толкаем медведя ногой, можно выдохнуть, готов! Выстрел был точен, и «хозяин леса» после выстрела сделал свой последний прыжок. Хотя зверь и не очень крупный, вдвоем с большим трудом запрокидываем его через заднюю дверь «Нивы».

По прошествии нескольких десятков лет что можно сказать о той охоте? Неподготовленная, бесшабашная, на авось, засидка на земле, ползанье, не совсем подходящее оружие…, следует согласиться, что необдуманно подвергали себя опасности.

А если по-другому, оба охотника были уверены, что товарищ никогда не оставит напарника один на один со зверем.

Давя совхозный овес, просевшая от груза машина понесла счастливых охотников к позднему ужину, где еще раз пережили перипетии прошедшей охоты. И медведь становился все крупнее, и выстрел точнее, а вина все меньше…

P.S. К сожалению, не имея привычки вовремя использовать фотоаппарат, а позднее соответствующие функции телефона, практически большинство не только охотничьих, но и жизненных перипетий остались без фотофиксации.

Так что предложенные фотографии Василия Нестеренко непосредственного отношения к охоте на медведя не имеют. Просто дань памяти товарищу.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть