Признание ничтожной сделки недействительной

Кассация на решение суда о признании сделки не действительной по ст. 177 ГК

Добрый день уважаемые юристы!
Прошу вашей помощи в подготовке кассационной жалобы.
Обстоятельства дела.
В декабре 2008г. дядя дарит племяннице по договору дарения свою квартиру (квартира в собственности дяди).
В июне 2009 года дядя умирает.
В феврале 2010 года наследник, принявший наследство, подает иск о признании сделки недействительной по п.1 ст.177 ГК
Дело принято к разбирательству.
Заявлено ходатайство о пропуске СИД.
Назначена посмертная СПЭ, заключение — не понимал …
Заявлено ходатайство о проведении повторной СПЭ — оставлено без удовлетворения, как не имеющее оснований.
Решение суда — Пропуска СИД нет, дядя в момент совершения сделки не понимал…, признать сделку не действительной и.т.д.
Пожалуйста, посмотрите, покритикуйте, подскажите, что не так в моей кассационной жалобе.
Срок подачи кассации истекает через два дня.
В ХХХХХХХХХ областной суд
через ААААА районный суд г. ХХХХ
истец: истей проживает: ___________
представитель истца по доверенности:
ХХХХХХХ
Адрес__________________
Ответчик: ответчик, проживает: _____________
Представитель ответчика по доверенности: ХХХХХХ,
проживает: ____________________
Третье лицо: Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по ХХХХХХХХХХХ области.
Адрес: г________________________
КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
На решение ХХХ районного суда г. ХХХХХХ от ________ 2010 года по делу №хххххх.
ХХ февраля 2010 года Истец обратился в ХХХ районный суд г. ХХХХХ с иском к ответчице, третье лицо Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по —дской области, в котором с учетом измененных требований просил признать недействительным договор дарения от 10 декабря 2010 года квартиры №ххх…..
Решение суда первой инстанции считаю не законным и необоснованным, подлежащим отмене по следующим основаниям.
1. Истец — ненадлежащий истец
Так, судом первой инстанции не верно оценено то обстоятельство, что в соответствии со ст. 177, п.1 ГК РФ Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
На момент совершения сделки, а именно Договора дарения квартиры эта сделка не нарушала законные права и интересы Истца, поскольку он собственником квартиры не являлся. Собственником являлся гр-н ДЯДЯ. и только он был вправе распорядится своим имуществом по своему усмотрению. Истец никаких прав на указанную квартиру в момент совершения сделки не имел.
В момент совершения сделки истец не являлся наследником гр-на ДЯДИ, поскольку наследство открывается смертью гражданина (ст.1113 ГК РФ). Ограничивать право ДЯДИ на распоряжение своим имуществом Истец не мог. Таким образом, при жизни ДЯДИ, истец не мог оспаривать совершенные ДЯДЕЙ сделки по ст.177 ГК РФ.
Смерть ДЯДИ не является обстоятельством, порождающим у истца это право, поскольку ст.177 ГК РФ установлено, что оспаривать сделку может лицо, чье право или охраняемый интерес нарушены в результате совершения сделки, а не в результате смерти гражданина, совершившего сделку. В противном случае следовало бы признать, что наследники вправе оспаривать по ст.177 ГК РФ любые сделки, совершенные наследодателем в период жизни, но такой вывод не соответствует требованиям закона. На момент совершения сделки истец наследником ДЯДИ не являлся и то обстоятельство, что он станет его наследником, носило лишь вероятностный характер.
По смыслу ст.177 права и законные интересы лиц, имеющих право на оспаривание сделки должны быть нарушены сделкой в результате ее совершения, т.е в момент совершения сделки. Права и законные интересы лиц, которые имеют право на наследство и могут стать наследниками гражданина, совершающего сделку, такая сделка в момент ее совершения нарушать не может. Истец мог бы обратиться с таким иском, но в интересах ДЯДИ, и в случае, если бы был его опекуном.
Способность понимать значение своих действий или руководить ими определяется состоянием здоровья гражданина и неразрывно связана с его личностью, а жизнь и здоровье принадлежащие гражданину от рождения, в соответствии с п.1 ст.150 неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Именно ДЯДЯ, и никто иной, по состоянию своего здоровья мог бы не понимать значения своих действий, совершая сделку, и соответственно только он имел право оспаривать договор дарения по этим основаниям и это право неразрывно связано с его личностью.
Право оспаривать сделку у истца, не имевшего никакого отношения не только к сделке, но и к фактам, являющимися основаниями для ее оспаривания, возникнуть не может.
Не переходит это право к истцу и после смерти ДЯДИ, так как в соответствии со статьей 1112 ГК РФ, не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя.
Таким образом, способность к оспариванию оспоримой сделки не только не может перейти по наследству от наследодателя к наследнику, но и не может возникнуть в лице самого наследника, в отличии, например, от права отменить дарение в соответствии со ст. 578 ГК РФ, или права процессуального характера, возникшие в ходе рассмотрения иска об оспари¬вании сделки, предъявленного самим наследодателем еще при жизни (процессуальное правопреемство).
Так как истец не имел интереса, нарушаемого в момент совершения сделки, то он ни при каких обстоятельствах не может приобрести способности к оспариванию такой сделки. К ее возникновению не приводит даже тот факт, что на истца, принявшего наследство, ложатся обязанности, созданные такой сделкой, ибо своим актом принятия наследства истец продемонстрировал готовность принять на себя все наследство, включая обязанности, созданные оспоримой для наследодателя сделкой. Даже тот аргумент, согласно которому истец узнал о сделке уже после принятия наследства, не дает ему право оспаривать сделку, поскольку акт принятия наследства может быть отменен последующим отказом от него (п. 2 ст. 1157 ГК).
Таким образом способность к оспариванию оспоримой сделки по основаниям ст. 177 является таким элементом правоспособности, возникновение которого связывается исключительно с самим моментом совершения соответствующей сделки и, следовательно, возможно лишь в составе правоспособности лица, совершившего такую сделку. Она не переходит по наследству (не возникает производным способом) и не может возникнуть в лице наследников первоначальным основанием.
В целях единообразия судебной практики привожу такую же правовую позицию, изложенную в обзоре кассационной и надзорной практики Пермского краевого суда по гражданским делам за первое полугодие 2009 года, Утвержденном на заседании президиума Пермского краевого суда «31» июля 2009 г ., где сказано:
«Гражданин не вправе оспаривать сделку, совершением которой его права не нарушены.
Удовлетворяя исковые требования К-ва о признании недействительным договора дарения квартиры, принадлежащей его отцу, суд исходил из того, что в момент подписания договора К-в не понимал значение своих действий и не мог руководить ими.
При этом суд не учел, что истец не является лицом, которое вправе оспаривать вышеназванную сделку в соответствии с п.1 ст.177 ГК РФ, так как его права, и в частности право на наследство, данной сделкой не нарушены.
Поскольку обстоятельства, с которыми Закон связывает момент открытия наследства (смерть К-ва), не наступили, то нарушение прав истца на наследство исключается. (определение № 33-1197 от 24.02.2009 г.)»
2. Суд не применил пропуск срока исковой давности
Даже, если предположить, что право оспаривания сделки по основаниям ст. 177 ГК РФ переходит к наследнику в качестве универсального правопреемства, то в соответствии со ст. 1110 п.1 ГК, при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.
В судебном заседании ответчицей было заявлено ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности и отказе в иске по этому основанию.
Ходатайство о применении срока исковой давности к исковым требованиям Истца судом первой инстанции было отклонено. Решая вопрос о пропуске истцом срока исковой давности, истечение которого является самостоятельным основанием к отказу в иске (ст. 199 ГК РФ), суд исходил из того, что началом течения срока исковой давности, в соответствии со статьей 181 ГК РФ, является день, прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Как установлено в судебном заседании и подтверждено ответчицей истцу не было известно о сделке при жизни ДЯДИ, он узнал об её совершении лишь после смерти отца. Таким образом суд полагает, что истцом не пропущен годичный срок исковой давности, поскольку ДЯДЯ скончался в июле 2009 года, а в суд Истец обратился в феврале 2010 года.
Однако с такими выводами согласиться нельзя.
Закон устанавливает, что при универсальном правопреемстве наследство переходит к другим лицам «в неизмененном виде». Это означает, что все, что входит в состав наследства (ст.1112 ГК РФ), переходит при наследовании в том же состоянии, виде и положении, в котором оно находилось, когда принадлежало умершему. Применительно к имущественным правам и имущественным обязанностям этот принцип означает неизменность содержания прав и обязанностей.
Принцип неизменности определяет также при универсальном правопреемстве течение сроков исковой давности. Поскольку наследственное правопреемство влечет перемену лиц в обязательстве, к данным отношениям применяется ст. 201 ГК РФ, в соответствии с которой перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления, то есть правопреемство не влечет изменений ни сроков исковой давности, ни порядка их исчисления.
Данная позиция также соответствует правовой позиции, изложенной в определении Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 года по делу N 5-В06-25, где сказано:
«… Все права и обязанности по сделке, носителем которых являлся гражданин, в полном объеме переходят к его правопреемнику, в том числе и в порядке наследования. В связи с этим правопреемство не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.»
К тому же, сам факт заключения договора дарения не является основанием для признания оспоримой сделки недействительной по ст. 177. ГК РФ и, соответственно, не является иным обстоятельством, являющимся основанием для признания сделки недействительной о котором истец узнал, или должен был узнать (ст. 181 ГК РФ). Таким обстоятельством, как указано в ст. 177 ГК РФ, является состояние гражданина, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.
Из пояснений самого истца в исковом заявлении, а именно «… до момента заключения сделки перенес несколько инсультов, длительное время после которых был лежачим. Незадолго до подписания договора ДЯДЯ перенес очередной инсульт, …» и из возражения на встречное исковое заявление Ответчицы о признании недостойным наследником где истец заявляет, что «… Каждый раз, приезжая в город ХХХХХ, это было приблизительно раз в месяц, а в последнее время в связи с плохим самочувствием отца, и два раза в месяц, навещал отца …» следует то, что еще до дня подписания договора дарения истец знал о тяжелом состоянии здоровья своего отца, следовательно он знал (равно как и должен был знать) и о том, что ДЯДЯ мог находиться в таком состоянии, когда он не был бы способен не понимать значение своих действий или руководить ими.
Договор дарения был подписан хх декабря 2008 года, а иск Истцом подан хх февраля 2010 года, таким образом годичный срок исковой давности по оспаримой сделке истек.
3. Заключение эксперта по назначенной судом судебно-психиатрической экспертизе не может служить доказательством утверждений истца, поскольку экспертиза проведена не всесторонне, не в полном объеме и не объективно.
В судебном заседании, суд первой инстанции отказал ответчице в удовлетворении ходатайства о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, так как посчитал, что для ее проведения нет достаточных оснований, предусмотренных ч.2 ст. 87 ГПК РФ.
С этим ответчица категорически не согласна, так как экспертиза проведена не всесторонне, не в полном объеме и не объективно, с нарушением федерального законодательства.
Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» гласит:
Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований
Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.
Изложенные в ст. 8 ФЗ требования к проведению экспертизы были не соблюдены.
Во первых.
В заключении экспертов указано, что при проведении экспертизы использованы методы клинико-психопатологического исследования (анамнез, медицинское наблюдение, описание психического состояния, анализ имеющихся симптомов психических расстройств).
В Большом толковом словаре терминов по психиатрии В.А. Жмурова дано этому методу следующее определение:
«Клинико-психопатологический метод исследования
— основной в клинической психиатрии и психопатологии метод изучения расстройств психической деятельности, личности и поведения.
Включает:
1. беседу с пациентами, их расспросы по определённым правилам;
2. динамическое наблюдение за их поведением, межличностными отношениями, аффектами, экспрессивными проявлениями;
3. беседы с родственниками пациента и лицами, хорошо его знающими, а также сбор других объективных сведений;
4. клинико-психологический эксперимент (изучение памяти, мышления и др.);
5. анализ, оценку, синтез полученных сведений, сбор катамнестических сведений для контроля адекватности выводов о состоянии пациента и прогностических гипотез. Обычно применяется вместе с доступными параклиническими методами исследования.»
«Протокол ведения больных – судебно-психиатрическая экспертиза», утвержденный Заместителем Министра здравоохранения и социального развития РФ В.И. Стародубовым в 2005 году содержит описание указанного метода:
«V.I.III. КЛИНИЧЕСКОЕ (ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКОЕ) ИССЛЕДОВАНИЕ.
Изучение психического состояния испытуемого происходит в процессе расспроса и сбора анамнеза, в результате наблюдения за испытуемым во время пребывания его в отделении. Во время расспроса обращается внимание на особенности внешнего вида испытуемого, его мимики, движения, речи, манеры держать себя во время обследования. Во время беседы с испытуемым выявляются: …»
Таким образом заключение посмертной экспертизы было сделано с использованием метода, основным принципом для которого является общение с живым человеком.
Во вторых.
В соответствии со ст.25 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в заключении эксперта или комиссии экспертов в должны быть отражены в том числе и сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы, а также материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью.
Ни сведений об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы, ни материалов, иллюстрирующих заключение эксперта или комиссии экспертов, в экспертном заключении нет, что является нарушением Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
В третьих.
Экспертиза проведена не полно, однобоко, необъективно. В материалах экспертизы приводятся показания свидетеля истца, и оставлены без внимания возражения ответчика и свидетельские показания в пользу ответчика. Игнорированы, имеющиеся в деле , кроме медицинских документов, письменные доказательства жизнедеятельности и сделкоспособности ДЯДИ.
В частности квитанция на оплату услуг газификации и газоснабжения №ххххх Серия ХХ, дата принятия заказа хх.04.2009г, дата исполнения хх.04.2009 года, говорит о том, что уже после заключения договора дарения, хх апреля 2009 года ДЯДЕЙ была подана заявка в ОАО «ХХХоблгаз» на оказание услуг газификации и газоснабжения, а хх апреля 2009 года была принята и оплачена выполненная работа. Этот факт говорит о том, что в это время ДЯДЯ понимал значение своих действий и руководил ими, несмотря ни на какие имеющиеся у него к тому времени болезни.
Одного этого факта достаточно для того, чтобы усомниться в выводах эксперта, основанных только на изучении медицинских документов и показаний, явно заинтересованного свидетеля, со стороны истца, о том, что » ДЯДЯ в период подписания договора дарения, в юридически значимой ситуации, а именно 10 декабря 2008 года, не мог понимать значение своих действий и руководить ими».
Более подробно основания для проведения повторной экспертизы изложены в имеющемся в деле, ходатайстве ответчицы о назначении повторной экспертизы.
4. Свидетельские показания и письменные доказательства
Судом первой инстанции согласно обжалуемого решения показания свидетелей СА и СВ, которые проживают в соседней со спорной квартире , и РМ, которая виделась с ДЯДЕЙ за несколько дней до подписания договора дарения, «… не могут быть положены в основу решения, поскольку являются субъективными, не дающими четких характеристик умершего. … Кроме этого, показания допрошенных свидетелей противоречат имеющимся в материалах дела, доказательствам, в частности заключению экспертов, медицинской документации, в том числе из содержания индивидуальной карты больного ДЯДИ (МЛПУ «Городская больница №хх» ) следует, что незадолго (хх ноября 2008 года) до оформления оспариваемого договора в сопровождении племянницы ДЯДЯ обращался к неврологу МЛПУ «Городская больница №хх», в дневниковой записи отмечено: со слов племянницы … Сам больной объяснить свое состояние не может, жалоб не предъявляет …».
При этом суд не принимает во внимание и не дает оценку записи в медицинской карте ДЯДИ сделанную хх мая 2009 года (после подписания договора дарения), при обращении в поликлинику по месту жительства, где говориться: при объективном осмотре отмечено, что состояние удовлетворительное, сознание ясное, положение – активное.
Показания свидетеля со стороны истца СВистца, в которых она говорит, что ДЯДЯ постоянно все забывал, его самочувствие ухудшилось после смерти второй жены, он всегда ходил с клюшкой, хромал, постоянно уставал, путал день с ночью …, признаны судом, как доказательства подтверждающие обстоятельства на которые ссылается истец в своих требованиях. При этом Судом первой инстанции не дана оценка и не приняты во внимание письменные доказательства жизнедеятельности ДЯДИ, в этот же период времени, а именно после смерти его второй жены, как до подписания договора дарения, так и после совершения сделки, доказывающие его сделкоспособность, способность понимать и самостоятельно принимать решения, выполнить их, заключая сделки и производя все, необходимые для их совершения, непростые действия. Подписанные собственноручно:
• Договор социального найма жилого помещения в домах государственного и муниципального жилого фонда от хх июля 2007г.;
• Договор об оказании услуг электросвязи № ххххх от хх сентября 2007 года;
• Нотариальная доверенность на сбор справок и документов и выполнение всех действия необходимых для дарения спорной квартиры, где говорится, что доверенность удостоверена нотариусом Д, подписана ДЯДЕЙ в её присутствии, личность его установлена, дееспособность проверена. Дата выдачи доверенности хх ноября 2008 года;
• Договор дарения квартиры от 10 декабря 2008 года;
• Квитанция на оплату услуг газификации и газоснабжения №ххх Серия ХХ, дата принятия заказа хх.04.2009г, дата исполнения хх.04.2009 года.
Эти документы, и связанные с их совершением выполненные действия (например, для перезаключения договора социального найма жилья нужно: пойти в ЖЭК, получить выписку из лицевого счета, пойти в электроток, горгаз на ул. ХХХ, горгаз на пр. ХХХ, везде отстоять очередь, написать заявление о выдаче справки об отсутствии задолженности, снять показания электросчетчика, переоформить абонентскую книжку на газовое оборудование, сходить в сбербанк или на почту оплатить счета за услуги по выдаче справок и наконец подписать договор), не только опровергают, показания свидетеля СВистца, но и ставят под сомнение выводы экспертов о том, что ДЯДЯ не понимал значения своих действий и не мог руководить ими.
Кроме того суд первой инстанции принимает показания свидетеля СВистца. как доказательства несмотря на то, что она является матерью истца и лицо заинтересованное, и при этом оставляет без внимания возражение ответчицы о том, что показания СВистца. ложь и не соответствуют действительности, подтвержденное показаниями соседей о том, что они, живя в квартире напротив, свидетеля Свистца не знают и вообще никогда её не видели, хотя СВистца и утверждает, что чтобы попасть в подъезд где находится квартира ДЯДИ она через домофон просила соседей открыть дверь в подъезд, чтобы пройти в кв. № 102.
Таким образом суд считал установленными обстоятельства, которые надлежащим образом доказаны не были. Суд пришел к выводам, не отвечающим обстоятельствам дела.
Считаю, что:
• Истец является ненадлежащим истцом и не имеет права оспаривать договор дарения по основаниям ст. 177 ГК РФ, и это обстоятельство является основанием для отказа в иске;
• в любом случае, истцом пропущен срок исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в иске;
• судебно-психиатрическая экспертиза проведена не всесторонне, не в полном объеме, не объективно, с нарушением федерального законодательства и не может служить должным доказательством состояния ДЯДИ хх декабря 2008 года;
• показания свидетеля СВистца и заключение эксперта не доказывают того факта, что хх декабря 2008 года ДЯДЯ, подписывая договор дарения, не понимал значения своих действий и не мог руководить ими.
Однако, вопреки Закону суд посчитал эти обстоятельства установленными.
На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 339, 361, 362, 363 ГПК РФ,
ПРОШУ:
Решение ХХХ районного суда г. ХХХХХ от хх ноября 2010 года которым договор дарения квартиры № хх в доме хх по ул. хххххх г. ХХХХ от хх.12.2008 г., заключенный между …….. признан недействительным, принято решение о применении последствия недействительности сделки, признано недействительным зарегистрированное в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности …… – отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Истца
Приложение:
С уважением,
представитель ответчика по доверенности ________________ ХХХХХХХХХХ
«___»_____________ 2010 г.

Сообщение отредактировал Dezzmon: 30 Ноябрь 2010 — 23:17

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства, может быть признана судом недействительной по иску его попечителя, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими и другая сторона сделки знала или должна была знать об этом.

3. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 177 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет два разных основания для признания недействительной сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими. Последствия недействительности в этих случаях одинаковы: как и в ст. ст. 172, 175, 176 ГК РФ, в комментируемой статье содержится отсылка к правилам, предусмотренным абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 171 ГК РФ.

2. Пункт 1 ст. 177 ГК РФ, в отличие от п. 2, предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной гражданином, чья дееспособность не была поставлена под сомнение. Необходимым условием оспаривания сделки является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Причины указанного состояния могут быть различными: болезнь, алкогольное или наркотическое опьянение, стресс и проч. В судебной практике принято доказывать наличие такого состояния посредством заключения соответствующего медицинского учреждения . К числу причин, которые могут вызвать состояние, когда лицо не способно понимать значение своих действий или руководить ими, относят также гипноз .

———————————
См., например: Постановление ФАС Московского округа от 19 января 2006 г. N КГ-А40/13646-05.

См.: Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 111.

Важно отграничить этот состав недействительной сделки от состава сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также сделки, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (ст. 179 ГК). В случаях, предусмотренных ст. 179 ГК РФ, наступают гораздо более неблагоприятные для другой стороны сделки последствия.

Право обратиться в суд с иском о признании недействительной сделки и применении последствий ее недействительности имеют как сам гражданин, не понимавший значения своих действий или не руководивший ими, так и иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

К примеру, А.Е., умершая 18 ноября 2001 г., имела в собственности квартиру в г. Москве. 16 июня 1999 г. она и М. заключили договор пожизненного содержания с иждивением, по которому А.Е. передала названную квартиру в собственность М.

А.О. обратился в суд с иском к М. о признании недействительным данного договора и признании за ним права собственности на квартиру. Иск обоснован тем, что А.Е. страдала тяжелым психическим заболеванием, состояла на учете в психоневрологическом диспансере, неоднократно проходила лечение в различных психиатрических больницах. При обращении к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти А.Е. А.О. узнал об указанном выше договоре от 16 июня 1999 г. Этот договор, по мнению истца, является незаконным, так как А.Е. по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

М. иск не признал, ссылаясь, в частности, на пропуск А.О. годичного срока для обращения в суд с иском о признании оспоримой сделки недействительной.

Как отметил Верховный Суд РФ применительно к данному спору, с иском о признании сделки недействительной может обратиться гражданин, совершивший сделку, или правопреемник этого гражданина, в частности наследник, после смерти наследодателя .

———————————
Определение Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 5-В06-25.

3. Пункт 2 комментируемой статьи допускает возможность оспаривания сделки, совершенной гражданином, впоследствии признанным недееспособным, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

При этом право подачи иска о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности третьим лицам не предоставлено. Такая возможность есть только у опекуна гражданина.

Это правило подверглось оспариванию в Конституционном Суде РФ. От имени продавца квартиры действовали по доверенности иные лица. Решением суда доверенность, а также заключенный на основании доверенности договор купли-продажи были признаны недействительными. Суд первой инстанции, руководствуясь в том числе положениями ст. 177 ГК РФ, исходил из того, что на момент оформления доверенности продавец страдал хроническим психическим расстройством, не мог понимать значение своих действий и руководить ими, а решением суда позже он был признан недееспособным. Покупательница обратилась в Конституционный Суд РФ с жалобой, утверждая, что положения ст. 177 ГК РФ нарушают ее конституционные права и свободы. Однако Конституционный Суд счел, что данные положения, как направленные на защиту определенной категории граждан, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. N 659-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Галимовой Фариды Габдуллахатовны на нарушение ее конституционных прав положениями пунктов 1 и 2 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 112, части первой статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации».

Вместе с тем в рассматриваемой ситуации не решен вопрос о возможной защите прав и интересов добросовестного приобретателя, который, вступая в отношения с представителями стороны по договору, вряд ли знал или мог знать о наличии у продавца хронического психического расстройства и как следствие о возможной недействительности выданной им доверенности.

Основания недействительности сделки

Все основания для признания сделки недействительной предусмотрены законодательством и разделяются на:

  1. Основания для ничтожности сделки и основания для ее оспоримости.
  2. Общие основания (универсальны для сделок любого вида) и специальные (установлены для сделок определенного вида и (или) совершенных при определенных обстоятельствах).

Общие основания предусмотрены ГК РФ, специальные – не только ГК, но и другими нормативно-правовыми актами (законами).

Универсальное основание для всех случаев и обстоятельств – совершение сделки, условия или результаты (цели) которой нарушают положения нормативно-правовых актов. Но от того, какие именно нормы нарушены, зависит определение конкретных оснований, порядка и сроков оспаривания сделки, последствий недействительности сделки, их применения ко всей сделке или ее отдельным условиям и результатам.

Ничтожная сделка – недействительна, если:

  1. Нарушает нормативно-правовой акт и посягает на публичные интересы либо права и интересы третьих лиц, но при этом нет оснований считать сделку оспоримой.
  2. Противоречит основам правопорядка и нравственности – основополагающим нормам устройства общества и общественных отношений в экономической, социальной, правовой и других сферах жизни.
  3. Совершена малолетним (ребенком до 14 лет), ограниченно дееспособным лицом (кроме мелких бытовых сделок) или недееспособным по психическому заболеванию– людьми, которые не способны действовать разумно, понимать истинный характер своих действий и решений.
  4. Является мнимой (совершена формально, для вида) или притворной (подменяет, скрывает другую сделку).
  5. Совершена при наличии запрета (ограничения) по распоряжению имуществом, которое является предметом сделки.

Совершение ничтожной сделки явно нарушает закон, установленный порядок заключения сделок, а в случае мнимой или притворной сделки – фиктивно по своей сути. Учитывая основания ничтожности, предполагается, что о сути таких сделок нет поводов для спора и его судебного рассмотрения. Но в ряде случаев могут возникать споры о наличии фактов, свидетельствующих о наличии оснований для ничтожности сделок. Именно это, как правило, и приводит к необходимости обращения в суд с иском о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности. Еще одна, правда, прямо противоположная категория судебных споров – признание действительности сделки, кажущейся ничтожной, когда в суде нужно опровергнуть наличие оснований недействительности.

Оспоримая сделка приобретает статус недействительной только по решению суда. В оспоримых сделках наличие оснований недействительности – это первично наличие оснований для обращения в суд. При этом бремя доказывания недействительности сделки лежит на истце – он должен представить весомые аргументы в подтверждение своей позиции, а нередко и в опровержение позиции ответчика.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если:

  1. При заключении сделки нарушен порядок ее совершения, например, не получено обязательное согласие третьего лица, госоргана, не пройден процесс согласования внутри юридического лица.
  2. Стороны (одна из сторон) вышли за пределы своей правоспособности, полномочий, заключили сделку в противоречии с целями деятельности.
  3. Сделка совершена гражданином, который находился в состоянии неспособности понимать свои действия, решения, руководить ими, например, психически больным человеком в период обострения болезни, пьяным человеком, человеком в состоянии аффекта и т.п.
  4. Сделка заключена в ситуации существенного заблуждения, которое мешало понимать действительное положение дел.
  5. Сделка совершена под принуждением (угрозами, насилием) или под влиянием обмана.
  6. Есть другое предусмотренное законом основание оспорить сделку.

Оспоримые сделки, в отличие от ничтожных, не имеют исчерпывающего перечня оснований для признания их недействительными. Время от времени в законодательстве появляются изменения и дополнения. Кроме того, по основанию незаконности (нарушения положений нормативно-правовых актов) можно попытаться оспорить очень многие сделки.

Применение оснований недействительности сделок

Как правило, речь о недействительности сделки заходит тогда, когда один из ее участников или третье лицо считает, что такая сделка по своим условиям или результатам нарушает его права (интересы). В этом случае стандартно сделка (договор) анализируется, выявляются нарушения закона и уже эти нарушения «подводятся» под определенное основание ничтожности или оспоримости сделки.

Правильное определение основания (оснований) недействительности играет ключевую роль в стратегии аннулирования сделки и применения последствий такого решения. В этом плане следует учитывать:

  1. Оспаривать сделку может только одна из ее сторон, и лишь при условии, что сделкой нарушены ее права или интересы. Право на оспаривание сделки другими лицами в настоящий момент ограничено – такое право должно быть прямо предусмотрено законом, и оно, как правило, соответствует конкретному основанию недействительности сделки.
  2. Основания для ничтожности и для оспоримости сделки – не одно и то же, хотя и влекут недействительность сделки. Порядок предъявления требований – разный, как и некоторые последствия недействительности.

Учитывая изложенное, применение оснований недействительности обычно происходит по следующей схеме:

  • анализ сделки;
  • выявление нарушений;
  • установление оснований для оспаривания или ничтожности сделки в соответствии с выявленными нарушениями, а также доказательств, подтверждающих наличие этих оснований;
  • определение необходимости и целесообразности (с учетом последствий) признавать сделку недействительной полностью либо только частично;
  • конкретизация и формулирование всех требований, в том числе заявляемых помимо требования о недействительности сделки;
  • определение лица (лиц), которое имеет право в конкретном случае, учитывая применяемые основания и заявляемые требования, подать иск.

Порядок заявления требований по недействительным сделкам

Ничтожные сделки не нужно признавать недействительными в судебном порядке. Если основания есть – этого достаточно, чтобы считать сделку таковой. Главное последствие – сделка не имеет никакой юридической силы уже с момента своего заключения. Однако, из-за расплывчатости формулировок, используемых ГК РФ при определении оснований недействительности сделок, нередко возникает проблема – относить сделку к ничтожной или к оспоримой. Отсюда – многие подают иск о признании сделки недействительной даже, если она ничтожна. Надо сказать, что перед аналогичной проблемой встают и суды, особенно когда в качестве основания используется нарушение сделкой закона – универсальное основание. Такие судебные дела – не редкость. Но как поступить истцу?

Среди возможных вариантов:

  1. Если сделка четко подходит под основание ничтожности, этот юридический факт можно доказать, то подается иск с требованием о применении последствий ничтожности сделки.
  2. Если есть сомнение – ничтожная сделка или оспоримая, – подается иск о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий недействительности.
  3. Если возможно применить только основания для оспоримости сделки, то подается иск о признании оспоримой сделки недействительной.
  4. Привлечь юриста, который проанализирует ситуацию и подготовит иск исходя из правильной оценки природы сделки и ее характера с точки зрения недействительности.

Срок исковой давности по ничтожным сделкам составляет 3 года. Он распространяется как на иски о признании сделки недействительной, так и на иски о применении последствий недействительности. Следует учесть, что аналогичный срок исковой давности по оспоримым сделкам – всего 1 год. Иногда из-за пропуска этого срока многие истцы и стремятся найти основание для ничтожности сделки, признав ее таковой в суде.

Последствия недействительности сделок

Общие правила:

  1. Оспоримая сделка недействительна с момента ее признания судом, то есть будет считаться таковой только после вынесения судебного решения. Ничтожная недействительна в принципе – она изначально не порождает никаких юридических последствий, как будто ее не было. Вместе с тем, фактически любая недействительная сделка не порождает никаких последствий, а судебное решение по оспоримой сделке распространяется на весь период ее существования – с момента заключения до момента признания недействительной. Но и в этом правиле есть исключение – не все сделки можно аннулировать и вернуть к состоянию «до сделки». Например, если речь идет об аренде помещения, прекращение правоотношений возможно только в части будущей аренды, и отмена сделки в этом случае никак не повлияет на прошлое – арендатор уже пользовался своим правом на помещение в течение некоторого время, получил свою выгоду от сделки.
  2. Стороны возвращают друг другу все полученное по сделке или, если невозможно первое, компенсируют в денежном выражении. Суд может принять иное решение, когда применение указанных последствий противоречит правопорядку, в том числе конфисковать полученное сторонами по сделке. Редко, но бывают ситуации, когда к состоянию «до сделки» приходит только одна сторона, а у второй суд конфискует полученное в доход государства. Применительно к тому, что и кому можно вернуть, а что – нет, очень многое зависит от характера сделки, вины той или иной стороны в ее недействительности, умысла, причиненного ущерба и других обстоятельств. Но, как правило, работает общее правило – взаимная реституция полученного по сделке.
  3. Если сделка совершена недееспособным лицом, дополнительное последствие – возмещение дееспособной стороной ущерба, понесенного второй стороной. Это последствие применимо лишь в случае доказанности факта того, что дееспособная сторона знала о недееспособности второго участника сделки. Аналогичный порядок используется и в сделках с участием несовершеннолетних, а также ограниченно дееспособных граждан.
  4. Частичная недействительность сделки не влияет на действительность других ее условий. Исключение – ситуации, когда можно предположить, что без недействительной части сделка не была бы заключена.

Помимо требования о признании сделки недействительной может быть заявлено требование о возмещении причиненного ущерба. Если суд установит правомерность и доказанность денежного требования, то последствием может стать и взыскание с виновной стороны своего рода компенсации вреда.

Практика признания сделок недействительными

Законодательное регулирование недействительности сделок – это относительно небольшой раздел гражданского законодательства. Многие положения о недействительности сделок присутствуют в специальных законах, как, например, в Законе о банкротстве, которым предусмотрены свои основания и свой порядок. Но не столько законодательство, сколько судебная практика – основной источник знаний и опыта в этой сфере. К тому же, именно практика часто становится поводом для внесения изменений в законы.

Не бывает некого универсального порядка признания сделок недействительными, который мог бы быть применен к любой ситуации или большинству случаев. Свои нюансы оспаривания есть у сделок определенного вида, у применения определенных оснований, у сделок, заключаемых между гражданами и в коммерческих отношениях. Своя сложившаяся практика по основным вопросам есть в арбитражных судах и в гражданских. Впрочем, и каждая сделка в случае появления оснований для признания ее недействительной требует индивидуального анализа с выработкой индивидуальной стратегии достижения желаемого результата в судебном порядке.

Чаще всего на практике возникают следующие проблемы:

  1. Правильное определение основания (оснований) недействительности, в том числе в части разделения оснований ничтожности и оспоримости сделки. Здесь следует учитывать, что некоторые ничтожные на момент заключения сделки могут трансформироваться в оспариваемые, поскольку все обязательства сторонами исполнены. Например, сделка, совершенная с малолетним ребенком, считается ничтожной. Однако закон допускает ее признание действительной в судебном порядке, невзирая на ничтожность из-за ненадлежащего субъекта.
  2. Доказывание наличия оснований и фактов, которые свидетельствуют о наличие этих оснований недействительности сделки.
  3. Доказывание осведомленности/неосведомленности одной стороны или всех сторон сделки в наличии оснований ее недействительности в момент заключения, что может повлиять на последствия.
  4. Доказывание существенных обстоятельств сделки, которые влияют на признание ее недействительной. Бывает, например, сложно доказать, что сторона заблуждалась, находилась под давлением, не могла понимать характер своих действий.
  5. Нахождение в ситуации выбора – признавать в неоднозначных обстоятельствах подозрительную сделку действительной с перспективой ее исполнения или идти на признание недействительности.
  6. Встречные иски – когда одна сторона просит суд признать сделку недействительной, а другая – действительной.

Признание сделки недействительной направлено на ее аннулирование и возвращение сторон к тому состоянию, которое было до заключения сделки. Исходя из этого, сами стороны редко бывают безосновательно заинтересованы в судебной тяжбе по этому поводу. Но встречаются и злоупотребления, когда одна из сторон не может или не хочет исполнить обязательства и использует возможность признания сделки недействительной как вариант их прекращения.

Примеры ничтожных сделок:

Ничтожной будет признана сделка с куплей-продажей краденного. Мнимой (ничтожной) будет признана сделка, совершенная в противозаконных целях, такая как, мнимое дарение имущества с целью укрыть его от конфискации. Ничтожной будет признана сделка купли-продажи квартиры, в которой были ущемлены права несовершеннолетних, поскольку сделка была осуществлена без согласия органов опеки и попечительства. Сделка, считается ничтожной, если одной из сторон, при заключении сделки были использованы поддельные документы, подписи или печати. Ничтожной являются сделки с целью сокрытия другой сделки, к примеру, с целью ухода от налогов Ничтожными признаются сделки противные основам правопорядка и нравственности: купля-продажа оружия, наркотиков, психотропных средств, оказания интимных услуг. Какие последствия ожидают сделку, которая признана недействительной? Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Согласно ст.167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке (двухсторонняя реституция) в натуре или возместить стоимость в деньгах. Кроме того, сторона-истец вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Согласно ст.169 ГК РФ в случае признания сделки ничтожной, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности при наличии умысла у обеих сторон такой сделки, все полученное от сделки взыскивается в доход Российской Федерации. Сроки обращения в суд Если сделка ничтожна, то для признания последствий сделки недействительной срок исковой давности составляет три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной составляет один год.

Таким образом, любая сделка, будь она оспоримой или ничтожной, должна являться предметом судебного разбирательства: в одном случае для признания ее недействительной и применения последствий недействительности (оспоримые сделки), в другом – только для применения последствий недействительности сделки (ничтожные сделки). Поэтому для того чтобы признать сделку недействительной или признать последствия сделки недействительными, важно не упустить срок исковой давности и своевременно обратится в суд.

Сделки, которые стороны заключили и заключат после 1 сентября 2013 года, намного труднее признать недействительными, чем сделки, заключенные до этой даты. В результате добросовестные участники оборота получили больше гарантий того, что их контрагенты не смогут отказаться исполнять свои договорные обязательства, воспользовавшись недочетами в тексте закона.

Дело в том, что 1 сентября вступили в силу изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ (далее – Закон № 100-ФЗ). Одни из наиболее важных поправок касаются положений о недействительности сделок (полный перечень поправок, внесенных в 2013 году в ГК РФ этим и предыдущими законами, приведен в таблице).

Вот четыре принципиальных изменения, направленных на обеспечение стабильности оборота:

  • не может оспаривать сделку тот, кто начал ее исполнять или иным образом продемонстрировал, что расценивает сделку как действительную;

  • сделки, которые нарушают требования закона, установленные в защиту слабой стороны, по общему правилу являются оспоримыми, а не ничтожными;

  • стало сложнее применить последствия недействительности ничтожной сделки;

  • согласие третьего лица, необходимое для заключения сделки, можно получить заранее.

Ниже в данной рекомендации подробно описаны все эти четыре изменения – на конкретных примерах показано, чем новые правила отличаются от прежних.

О том, как применять новые правила для защиты заключенной сделки в зависимости от конкретных обстоятельств дела, см. подробнее:

  • Как при заключении сделки уменьшить риск ее оспаривания;

  • Что необходимо возразить в суде, если контрагент требует признать вашу сделку недействительной (сделка заключена после 1 сентября 2013 года);

  • Что делать, если вашу сделку с контрагентом пытаются оспорить в суде третьи лица (сделка заключена после 1 сентября 2013 года).

Все новые правила об основаниях и о последствиях недействительности сделок (ст. 166–176, 178–181 ГК РФ) будут применяться только к сделкам, совершенным после 1 сентября 2013 года (п. 6 ст. 3 Закона № 100-ФЗ).

Для сделок, которые заключены до 1 сентября 2013 года, продолжат действовать прежние правила (подробнее о них см. Что необходимо возразить в суде, если контрагент требует признать вашу сделку недействительной (сделка заключена до 1 сентября 2013 года); Что делать, если вашу сделку с контрагентом пытаются оспорить в суде третьи лица (сделка заключена до 1 сентября 2013 года)).

Добавить комментарий